Cпецпроекты

Бизнес-Ironman: Вячеслав Сухомлинов


0 408 91

Продолжаем серию материалов об успешных украинцах, которые умело совместили ведение бизнеса и участие в сложных соревнованиях Ironman (соревнования из трех этапов, которые проводятся в следующем порядке без перерывов в один день: заплыв на 3,86 км, заезд на велосипеде по шоссе на 180,25 км и марафонский забег на 42,195 км. — Прим. автора). В этот раз героем стал Вячеслав Сухомлинов — спортсмен-триатлет, финишер состязаний Ironman, сооснователь проекта LIVE.LOVEединственный сертифицированный тренер по методологии GTD в Украине с 8-летним практическим опытом работы и преподавания, любящий муж и отец, в прошлом исполнительный директор ресторанного холдинга Tarantino Family. 

С чего все началось?

Впервые со школьных времен я снова надел кроссовки в 2013-м. У меня был пульсометр, телефон с тремя приложениями — Adidas Running, Strava, Nike, и я решил пробежать соревнование в 5 км на киевском полумарафоне. Но то, как я это делал тогда, как бежал, было ошибкой — это зашкаливающий 100% пульс, жесткая красная зона и всё на последнем издыхании. С темпом 4 минуты 10 секунд на километр я финишировал за 20 минут и 10 секунд. Мне сейчас тяжело напрячься даже, чтобы повторить подобное, так быстро я до сих пор не бегу. А позже я установил себе специальную программу и начал системно готовиться к марафону в 10 километров. Но так как я не понимал, как правильно тренироваться, то в процессе получил травму. Все новички хотят быстро бежать, но даже не понимают, насколько это сложно. В итоге я пробежал 10 км за 43 минуты с копейками и занял 17-е место. И, как обычно, совершал классические ошибки новичков — дальше, быстрее, сильнее — и решил бежать полумарафон. Приехал в 2014-м во Франковск, выбежал на дистанцию и на 4-м километре меня такая судорога схватила, что я мечтал просто добежать. Мне кричали на финише «Ускорься!», но я еле-еле дополз до финиша за 1 час 36 минут, что хорошо для новичка, но было просто адом и полнейшей катастрофой. Сейчас, когда я вспоминаю этот пульс, мне до сих пор страшно! Я потом неделю не мог ходить. 

Как вы решили принять участие в Ironman?

В 2014 году, после половины марафона, я решил заниматься триатлоном, и моей целью стало пройти половину Ironman. Но после травмы колена, смены тренера и программы подготовки в итоге я сделал его только в октябре 2015-го — это был мой первый Ironman с результатом 5 часов 15 минут. Знаете, после этих соревнований появляется небольшая апатия, но я все же купил регистрацию на второй Ironman в августе 2016 года, так что в апреле я вернулся к тренировкам. Все это время я учился познавать свое тело, делать все аккуратнее и, наконец, понял: если ты не можешь бежать быстро — не беги быстро, не можешь бежать вверх — не беги вверх. На тот момент я сделал уже три половинки, но до сих пор не понимал, как это: проплыть 4 километра, потом проехать 180 км и бежать марафон — это же застрелиться можно. Да еще и как уместить это в 12 часов? Но то, что я купил слот, стало моей мотивацией, и я вышел на старт. 

Что было самое сложное во время соревнований?

Я готовился с тренером и уже за два года понял, где у меня слабые места. Чтобы не травмироваться,  я уменьшил объемы, поэтому сложного особо ничего не было. Триатлон — это циклический спорт на выносливость, и травмы тут неизбежны. Все всё равно травмируются и будут травмироваться до тех пор, пока не изучат его. Я сознательно перестал заниматься беготней в гору и перестал выполнять тренировочный план на все 100%. Если чувствовал, что не выспался, то ограничивал тренировку — ездил с меньшей скоростью и интенсивностью и начал больше прислушиваться к себе. Выходя на старт, я уже точно знал, на что способен, и был готов реализовать свои возможности, так что подошел к старту в полной готовности. У меня получилось проплыть за 1 час 12 минут, проехать за 5 часов 20 минут и пробежать за 3 часа 49 минут. Общее время получилось 10 часов 37 минут. И это было просто фантастикой. 

Какой был самый большой факап?

Одна страшная эмоция у меня однажды была. В соревнованиях Ironman запрещен драфтинг — это когда ты едешь за велосипедистом и цепляешься за другого. Но людей так много, что ты волей-неволей за кем-то пристраиваешься. Мы выехали первый круг на велосипеде, у меня была скорость 38 километров в час, а это отличный запас. И тут едут рядом пять парней, они цепляются рулями, и их ведет так, что они падают все вместе, и я еще с одним парнем еле успели плавно уйти. У меня пульс подскочил моментально до 160 ударов. Мы с ним переглянулись, и я поехал следом, но тут меня обогнал русский парень и крикнул вдогонку: «Слава, сзади комиссар», а я услышал: «Слава, я сзади колеса». Ну я думаю — езжай себе спокойно :) И тут свисток, меня догоняет комиссар и говорит, что я «драфтюсь» — 5 минут штрафа. Но мне подфартило — я мог бы быть дисквалифицирован. По правилам, как только тебе дали штраф, ты должен на ближайшей палатке постоять 5 минут, а я думал, что надо стоять 1 минуту. Докручиваю до пенальти-бокс, мне говорят: «5 минут», — и благо парень догадался подсказать мне, что отстоять надо сразу. Стою, достаю батончик, а мне говорят, что ничего нельзя делать, даже в туалет. И дальше мне пришлось ехать одному, а это было очень тяжело. Дорога в одну сторону против ветра, где ты едешь со скоростью 25 километров. Я был доволен общим результатом, но, если бы не этот штраф, я проехал бы быстрее.

Почему Ironman так популярен сейчас среди предпринимателей?

Это спорт, на который нужно много денег и времени. Почему люди занимаются этим? Я считаю, что из-за чистого тщеславия и желания выделиться. Кто-то проходит через это с осознанием, что ты не становишься лучше, даже финишируя на 5-10-20 минут быстрее. Вам важно, что я бегаю по 5.30? Не важно. Для себя я сделал вывод, что остаюсь таким же, какой есть, ведь одна минута не делает тебя ни хуже, ни лучше. Но входил я в этот спорт только с позиции, что покажу всем и сделаю Ironman. А когда понял, что выгорел, то сменил работу и занялся своими проектами. Но я не соглашусь, что Ironman помогает бизнесу работать лучше — это утопия. Нужно осознавать, что если вы делаете проект по Ironman, то забираете это время у бизнеса и семьи, а ведь это разрушает чьи-то жизни и семьи. Жены думают в какой-то момент что? «Суббота, детей нет, а он все бегает». Однажды вышла очень смешная статья в Facebook российского журналиста, где он писал от имени жены. Там была одна мысль, которая меня полностью переключила: «Вы думаете, что мы вас поддерживаем? Мы делаем это все ради одной цели — чтобы вы не сдохли». И я помнил все время только об этой мысли, о своей семье и двух детях. Да, это спорт для людей состоятельных. Можно быть энтузиастом, пытаться слепить велосипед за 300 долларов, взять у друга кепку, шлем. Но это то же самое, что пытаться ехать из Киева в Одессу на «Таврии» — или ехать по тому же маршруту на «Мерседесе». Хороший велосипед дает тебе и удовольствие, и эмоции, и дополнительный плацебо-эффект. Триатлон — это новый гольф в чистом виде. 

Что дает участие в Ironman?

Я не знаю, когда буду делать Ironman в следующий раз. Я понял, что не готов тратить столько времени, а хочу восстановить отношения с людьми, посвятить время семье, бизнесу. Подготовка занимала от 8 до 12 часов в неделю, и это большой объем времени. Его надо где-то взять, оно не появляется из ниоткуда. Ты берешь время у сна — а у сна нельзя время забирать, это я понял в первые три года тренировок. Это изматывает так сильно, что один раз я даже уснул в офисе. Это действительно сложно. Ты берешь время либо у семьи, либо у бизнеса, либо у друзей — и тебе надо все это отдавать, как-то компенсировать. Но самый главное, что дает Ironman, — это чувство anything is possible. Как бы ни было трудно в семье — будет решение семейного кризиса. Как бы ни было трудно на работе — ты найдешь решение ситуации. Это реально тот benefit, который дает Ironman, если подходить к нему как-то более осознанно. Поэтому такой объем — это хорошо для понимания, что все возможно. Ты после этого можешь ставить другие цели. Это поможет в других сферах жизни, только если ты выйдешь с правильными мыслями. Многие идут в эти соревнования, чтобы победить своих друзей, которые уже это сделали. Я никогда не хвастался, но мои друзья были в шоке, и я был рад приятно всех удивить, хотя у меня не было жесткой позиции, что я всех наказал. Многие идут именно с кем-то соревноваться, но я считаю, что на Ironman ты должен соревноваться только с собой. 

Насколько тяжело было вашей семье во время подготовки к соревнованиям? 

Безусловно, моя жена меня поддерживает. И переживает. Потому что мужчина — это всегда challenge, завоеватель, а женщина — это support. Это не значит служение, это значит ментальная помощь. Но были моменты, когда это их сильно задолбало. Со стороны моей жены это была жертва, которую я очень понимаю и ценю сегодня. Она вот сейчас увлеклась плаваньем и начала кайфовать от этого, а я сижу с детьми, вожу ребенка в садик, потому что понимаю, что все это время она помогала мне. Если я продолжу эгоистично заниматься триатлоном, то выйдет фигня. Наши семьи хотели бы, чтобы мы были больше с ними, а не крутили велосипед. Конечно, в лицо они скажут: «Всё ради тебя», но в душе думают: «Сколько можно?» Мой совет — договоритесь со своей семьей о точке входа и точке выхода. У меня последние годы с женой были четкие договоренности — первый год я тренировался. Жена радовалась: «Вау, мой муж тренируется для Ironman». Второй год уже думала, что я задолбал ее. На третий год я ей сказал: «30 сентября все закончится. Потерпи, пожалуйста». Она мне дала шанс, и я сделал Ironman. Сегодня она занимается спортом, и я говорю: «FUCK». 

Личный вывод о соревнованиях Ironman.

Весь путь к Ironman — сплошная трансформация. От желания бежать быстро, большие и тяжелые дистанции до понимания своих лимитов. Те, кто приходят к такому осознанию, переходят к joy running, а кто нет — попадает в замкнутый цикл, когда постоянно тренируются, травмируются и не побеждают и в итоге ходят постоянно в негативе. Я был в этой ситуации первый год. Рыгал на этих тренировках, глаза вылазили. Но потом один товарищ мне сказал: «Послушай, зачем тебе это надо?» И меня как-то отключило. Я такой, какой есть, и мне надо становиться лучше самому, а не лучше других. Я ни на кого не смотрел и шел именно по этому пути. А когда я был на дистанции Ironman, то реально получал кайф от того, что у меня не было цели выиграть. Главное: путь сравнений себя с другими ведет к неврозу, а сравнений с собой — к развитию.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ Бизнес-Ironman: Юрий Качкарда
965 0 89
 

Подписывайтесь на нас в Facebook!

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: